December
The month of the West
А мне всё-таки очень нравится Степан Трофимович Верховенский, несмотря на всё. Факт в том, что остановить всё это - НИКТО бы не смог. А вот у СТ - настоящее мужество есть, я считаю. Хотя бы всё понять, посмотреть правде в лицо. Хотя бы до самого конца не уступить то, что "сапоги ниже Пушкина, и даже гораздо" (учтём ещё его страшную, медузообразную слабость и уступчивость при этом!). Настоящий он человек там, живой. У него одного хватило сил до конца оставаться самим собой. И даже он, может быть, лучший персонаж в "Бесах". (Когда-то моим любимым там был Кириллов; после - Шатов.) Самое главное, я считаю - что Степан Трофимович всё-таки сдержал свою "угрозу" - и ушёл-таки! Всё вливается в этот его жест. Он весь здесь. Весь проявляется в этом. Значит, он настоящий. Самый (и может, единственный) настоящий человек там из всех, самый живой. А генеральшу Ставрогину я терпеть не могу. И до меня это только вот сейчас доходит, когда я читаю роман в четвёртый раз. А до этого он тоже казался просто старым крайне испорченным ребёнком, "скукой страшной". А всё не так совсем.