19:56 

December
The month of the West

Не пойму-таки, никак не могу понять, как столь многие не видят, не соображают элементарной вещи: а именно что невозможно доказать, именно логически доказать, что окружающий мир существует, что существует стол, за которым сидишь, и т. д. Есть такой - почему-то заведомо большинством принимаемый - тезис - будто в стол невозможно верить - возможно, мол, лишь быть уверенным в его существовании. Заведомо и бездоказательно принимается, что "то, что я воспринимаю чувствами (то есть "постигаю в опыте", как они это называют - хотя "опыт" на самом деле понятие обширнейшее и, следовательно, абстрактнейшее), - НЕСОМНЕННО ЕСТЬ". Но раз бездоказательно - это ведь тоже вера. Это не просто ползучий эмпиризм (последний может быть и дискурсивным, то есть именно путь непрерывного индуктивного доказательства, и даже мистическим, да каким угодно). Это грубейший, пошлейший и примитивнейший сенсуализм.

А доказать по-настоящему существование ЧЕГО-ЛИБО вообще невозможно. Во все можно только верить: хоть в стол, хоть вот в эту чайную ложку на столе, хоть в черные дыры, пульсары и квазары, хоть в Бога. Несомненным, с точки зрения логики, может быть лишь существование моего собственного "я" - как мыслящего субъекта. Как это у Декарта строго: раз я мыслю, раз я сомневаюсь в существовании чего-либо как таковом, то, следовательно, есть, по крайней мере, некий субъект мышления и сомнения, - есть же тот, кто сомневается, - то есть хотя бы я существую. Впрочем, и это можно подвергнуть сомнению на основании хотя бы того, что существуют бессубъектные, безличные конструкции (хотя это уже не логическое, а языковое, и если в одном языке просто "холодно", то в другом строго - некое "оно холодное"). Таким образом, действительно, если применять пресловутую бритву Оккама, то есть не умножать сущностей без необходимости, придется признать, что правы лишь солипсисты. По крайней мере, правее всех.

Плохо то, что упомянутый тупой сенсуализм так часто отождествляют с наукой, между тем как между ними нет и не было связи вообще. Да, существовуют ученые, придерживающиеся точки зрения, согласно которой "я это вижу-щупаю-лижу-фиксирую приборами, следовательно, это существует". Но ученый, даже хороший ученый, вполне может обойтись и без элементарной философии, у него единственная функция - постигать чувственную Вселенную (и ее математическую основу). НАУКА НЕ ЗАНИМАЕТСЯ ПОИСКАМИ СУЩЕГО, ОНА ИССЛЕДУЕТ ДАННЫЙ В ЧУВСТВАХ МИР, И С ПОМОЩЬЮ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ СРЕДСТВ ВЫВОДИТ ЗАКОНЫ ЭТОГО МИРА. Сами естественные науки постоянно подчеркивают, что "последним судьей любой научной теории является опыт", имея в виду опыт чувственный. Действительно же логическими, обоснованными поисками реальности, истины, того, ЧТО ЖЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ЕСТЬ (главный и, в общем-то, единственный вопрос всей философии), занимается только философия (хотя бы поисками приближения к реальности, т. к. действительно НАЙТИ ее только лишь умом, скорее всего, невозможно). Но и самая обширная и тонкая, проработанная философская система, если бы и нашла ответ на вопрос ЧТО - она никогда не даст хоть мало-мальски удовлетворительного ответа на на вопрос ЗАЧЕМ.

Доказательством того, что наука и сенсуализм, в том числе атеизм, вещи вовсе не взаимонеобходимые, может служить хотя бы тот факт, что очень многие (на Западе больше половины) ученые преспокойно верят в Бога. И практически все великие ученые верили, если не в Бога, то в свое некое представление о Высшем Разуме. О силе, которая организовывала и направляла все эти процессы - образование Вселенной и эволюцию, которые, конечно, могли бы состояться сами по себе, но, как сообщают нам математики, вероятность того, что мир, как мы его знаем, мог возникнуть случайно, равна примерно вероятности того, что ураган, пронесшийся над свалкой, случайно построил бы город.

Обычно же, в том числе по моим собственным наблюдениям, приверженцами и распространителями мнения, будто научное и религиозное мировоззрения противоречат друг другу, являются люди, у которых даже элементарные, школьные, необходимые для всякого научные знания, мягко говоря, хромают. Которые вам не смогут ответить, сколько будет дважды логарифм четырех по основанию два, в каких единицах измеряется вес, или чем отличается ковалентная связь от ионной.

То, во что они верят и чему поклоняются, - это даже не полунаука, о которой писал Достоевский, - это тень науки, ее микроскопический неверный блик, случайно упавший на их искаженные и затуманенные мозги. (Это не случайно, разумеется, эта идеология специально создавалась и создается для того, чтобы люди верили в то, что ничего нет, что смерть - это все, конец, самое худшее, и боялись ее больше всего на свете. Чтобы за этот страх людей можно было вести куда угодно и превращать во что угодно.)

А так называемый материализм - это вообще недоразумение. Что такое материя? Я лично нигде - ни в физических справочниках, ни в философских словарях - не смог найти хотя бы чуточку удовлетворительного определения. Везде время-пространство (четырехмерное пространство, по новым представлениям) и пресловутая "материя" - замыкаются друг на друга. Материя есть то, что локализовано в пространстве-времени, пространство и время суть формы движения материи. Материя представлена веществом и полем. Между тем, что такое поле - будь оно гравитационное, электрическое или, тем более, ядерное, - ни один ученый не объяснит никогда, кроме как "его нельзя свести к уже известным понятиям, поле материально, это неизменное свойство вещества". Свойство, заметьте! Однако квантовая механика нам уже объясняет, что любые микрообъекты суть в конечном счете лишь своего рода концентрации поля. То есть материя есть концентрации некоего свойства. И, таким образом, так же несубстанциальна, как и, например, число.

Вообще, приходишь к выводу, что материя есть лишь понятие, гипотетический конструкт, призванный попытаться объяснить непонятное. Чистая форма. Для соверменной философии понятие материи не может быть яснее, чем оно было для Демокрита, для которого существовали "только атомы и пустота".


URL
   

Some like it cold

главная