December
The month of the West
Самое страшное и самое омерзительное на свете - это когда люди меняются. Когда меняются так, я имею в виду, конечно, что это затрагивает такие вещи как вера, убеждения, дружба, любовь (хотя бы к одному человеку). А ведь считается нормой. Особенно в последнее время, и дальше - больше. Обычные аргументы - "ну я же меняюсь". С такими большими глазами от удивления, что кто-то не врубает. Человек отрекается от веры ("пришел" к вере иной), бросает друзей (ну просто "дорожки разошлись"), предает любимого ("эх, все проходит!") - и никто теперь ему слова не скажет, напротив, весь социум его одобрит, что он такой продвинутый. "Ну люди же меняются". А если его жертва хоть что-то вякнет, что ей больно, - то это истерика и инфантилизм. Ведь только лишь глубокие инфантилы или дураки верят в такие предрассудки, как верность и постоянство. Это же так естественно и нормально - меняться. И людей менять. Чем больше их перепробуешь, тем больше шансов найти "настоящую любовь" или что-то там другое "настоящее".

Знаете, мне все время очень больно - и не от того, что плохо лично мне. А от того, что то, что мне дороже всего на свете, то, во что я свято верю, ради чего я дышу и существую, постоянно убивают. От того, что нет подтверждения этому, нет подтверждения, что это существует. Даже наоборот. От того, что я уже теряю в это веру - веру, без которой я жить не могу. От того, что мир меня постоянно убеждает, что нормальных, то есть постоянных, любви и дружбы - вообще нет в природе, что это плод моей нездоровой нервной системы, как убеждал меня один доктор в больнице. Что любить одного человека всегда, быть с одним всегда - это психическое расстройство, а вот спать со всеми подряд - это хорошо, и даже высоконравственно (по словам того же врача и многих других знакомых), - потому что "ты приносишь же людям радость". Неважно, что сегодня я говорю тебе одно с такой убедительностью, с таким пылом, так трогательно, а завтра я же поступаю с тобой совершенно противоположным образом. Ой, а что такого... просто этот мой образ себя исчерпал. Жизнь продолжается! "Ти-Би-Бо, потерпи немножко!" И вообще, меняться - это очень полезно с точки зрения психотерапевтической. Простите меня. Но правда такое ощущение, что люди меняющиеся, люди, неспособные к постоянству, - это все же не люди. Не совсем люди. Shape-shifter'ы, хамелеоны, актеры, богарты (только наоборот: принимают перед каждым человеком вид чего-то наиболее приятного для данного, конкретного человека, - до тех пор, пока им этот человек полезен или пока он не надоест). Не люди не потому, что я так сказал, а потому, что действительно уже не имеют человеческой формы. Потому что человеческая форма, быть человеком, человечность - это именно способность к верности и постоянству. Без этого все, что вы говорите и делаете, - всё ложь. Даже если вы самый распрекрасный и добрый, многим помогаете, лечите деток больных, - это все неправда. Потому что вы в любой момент можете передумать и бросить деток больных. "Максим испытывал такое отчаяние, словно вдруг обнаружил, что его обитаемый остров населен на самом деле не людьми, а куклами. Надеяться было не на что".

Знаете, а я предпочту тогда навсегда остаться инфантилом и дураком и лохом и кем угодно. Все, что угодно, лишь бы не быть вот таким мудрым и продвинутым. Люди, да поймите же, что без постоянства и верности всё, ВСЁ теряет смысл. Гроша ломаного не стоит. Любовь не бывает на пару лет. Любовь не бывает даже "всерьез и надолго". Она бывает только навсегда. Или никак вообще. И она не сама по себе приходит, как удар грома, как дар. Ее нужно беречь, ее нужно развивать, ей нужно учиться бесконечно, всю жизнь. А если вы меняете партнеров постоянно, в надежде "найти наиболее подходящего", ее точно у вас никогда не будет. Это зависит не от встреченного человека (в котором обязательно будет куча всего, что "не так", что вам не нравится, от чего вам даже тяжело, - и рано или поздно это проявится), это зависит от вас. Любить - это не дар, любить - это выбор.

Я не знаю, зачем я все это говорю, это бесполезно все, наверное. Те, кто со мной согласен, и так согласны. А те, о ком здесь шла речь, все равно ничего не поймут. Не смогут понять, даже о чем речь не поймут, даже не заметят. Потому что понимать и замечать - нечем. Органа того нет. Никогда не поймут, насколько всё это важно. НАСКОЛЬКО важна и фундаментальна для самого бытия столь заезженная фраза Лиса про ответственность за прирученных (вот, кстати, обычное социальное оружие против истины: если ее нельзя убить, так мы ее заездим и превратим в банальность - так, что все ее будут повторять, но верить в нее никто не будет). НАСКОЛЬКО нельзя играть с человеком. Что играть с живым человеком равносильно убийству. Потому что для другого человека все это может оказаться вовсе не понарошку, как для тебя, а (как смешно, правда, животики надорвёшь) - на полном серьёзе.